Гомельского протоиерея Владимира Дробышевского лишили права ношения священнических одежд и наперстного креста

| Асобы

Гомельского протоиерея Владимира Дробышевского лишили права ношения священнических одежд и наперстного креста .


В указе отмечено, что протоиерей Владимир Дробышевский не подал в установленные сроки прошение о продлении срока пребывания за штатом или прошение о возвращении в клир Гомельской епархии. Кроме того, он опубликовал заявление о нежелании ассоциировать себя ни с БПЦ, ни РПЦ. Архиепископ Гомельский и Жлобинский Стефан подписал указ о лишении заштатного клирика Гомельской епархии протоиерея Владимира Дробышевского права ношения священнических одежд и наперстного креста, а также преподания священнического благословения.


Фото: аккаунт Владимира Дробышевского в Фейсбук

На своей странице в Фейсбук Владимир Дробышевский прокомментировал решение архиепископа:

«Святые дни. Время принесения жертв. Первосвященникам дорогу. Конторская «служба собственно безопасности» по прежнему работает — внимательно прочитывают и мои записи, доносят «наверх», обсуждают там, возмущаются, но и радуются, что смогут использовать как «аргумент» против меня же. 

В конце августа посланцы «минского митрополита» посещали меня дома. Первый эмиссар сразу же проговорился, что есть «благословение Вениамина никуда никому не выходить, а вы выходите... Может, вы хотите чего-то попросить?». Я отказался устно что-либо обсуждать и попросил официальных бумаг на почту. Ага. Пришлют они. Пару дней пробовали вызванивать меня по телефону. 

Чуть раньше, в телефонном разговоре юрист минской митрополии говорила мне, что «все можно устроить. Ваше увольнение неправомочно. Я верю митрополиту, он все решит. Только перестаньте выходить и попроситесь обратно». Тогда же и пеняла мне, что я «не могу носить рясу и крест. Это канонически запрещено» (нормально, да? Это к вопросу о широте и разнообразии «канонического и правового поля» в конторе). Видимо, очень митрополиту Вениамину мой подрясник и крест мозолили глаза на улицах Гомеля. Как потом и ментам в судах и в тюрьме. Тюремщики Лукашенко раздели меня в тюрьме, теперь и тюремщики БПЦ (ведь про свободу только разговоры/проповеди ведутся, а реальная она, понимаемая как беспредел, только у епископата), в своей привычной манере — отложенно, чтобы прямые связи не бросались в глаза». 


Владимир Дробышевский неоднократно выходил на улицы Гомеля с плакатом, призывающим остановить насилие. За это был осужден в общей сложности на 25 суток административного ареста.


Флагшток

«Спасибо Родине за волшебный пендель». Программист из Гомеля о прессинге и переезде

| Асобы

Семья гомельчанина Вадима Копиченко в Беларуси не живёт уже почти как полгода. После избиений, «суток», допросов и пристального внимания со стороны милиции, с сожалением пришлось собрать чемоданы и, возможно, навсегда оставить родной город. Назад пока нельзя. Да и захочется ли потом?

Многодетная мать рассказала, как смогла скрыться от ГУБОПиКа. Ее друзья по выборной кампании сейчас в тюрьме

| Асобы

Несколько дней назад в сети появилась информация, что гомельской активистке Елене Давыдовой пришлось уехать из страны. Она поделилась с Гомельской Весной о том, как ее преследовали силовики и почему была вынуждена выехать в Украину.

«Адчула сябе важнай і патрэбнай». Як ГУБАЗіК затрымаў псіхолага — «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату»

| Асобы

МУС заявіла, што ў Гомелі затрымалі «адміністратарку дэструктыўнага тэлеграм-чату». На відэа ГУБАЗіК — 38-гадовая жанчына, якая спакойна адказвае на пытанні пра Telegram: «Навошта вам мая асабістая інфармацыя? Гэта маё прыватнае жыццё».

Топ-5 песень блогера-самародка з Рудабелкі

| Асобы

Прайшло 40 дзён як пайшоў ад нас Васіль Качэня — зорка Акцябрскага раёна Гомельскай вобласці. 2 лютага цела Васіля было знойдзена на ягонай кватэры ў вёсцы Шкава. Ягоная смерць не мела крымінальнага характару.