Актриса гомельского драмтеатра уволилась в знак протеста против насилия в стране

| Выбары 2020

Актриса гомельского драматического театра Алла Леная разместила на своей странице в Фейсбуке пост о том, что по соглашению сторон она уволена из театра.


В театре Алла работала с 2003 года. Как актриса пришла к решению об уходе из театра, она рассказала «Флагштоку».

Я уволилась, потому что не вижу перспектив в развитии нашего театра в таком виде, который сейчас нам предлагают государственные органы. К чему стремиться? Уволили лучших артистов Купаловского театра, а наш театр, в отличие от других, даже не поддержал их. Что касается гомельских коллег, некоторые поддержали мое решение. Считают поступок честным. Но открыто говорить боятся. Есть люди, которые отмалчиваются. Трудно понять, что они думают. Ждут, как ситуация повернется, думаю так, если честно...

Моего брата забрали 9 августа. До акции он даже не дошёл. В течении пяти суток мы не знали, где он. Он живет в Солигорске, шахтер. Осудили на 15 суток, их которых отсидел пять. Ему 52 года. Был избит ОМОНом.

Семеро работников театра 14 августа записали и разместили в сети видеообращение «Мы беларусы. Мы супраць гвалту».

Мы присоединились к другим театрам, выступив против насилия. Но видеообращение записали только семь членов труппы. Остальные отмалчиваются. Руководство театра тоже молчит. Хотя лично я просила, чтобы мы его записали от имени театра.

18 сентября гомельский драмтеатр открывает новый, 82 сезон.

Я не понимаю, как можно репетировать в такой обстановке. Купаловский не открывает сезон! Лучший театр страны! Не считаю правильным участие в Национальной премии (а наш театр заявлен в этом году), спектакль хороший, и в нем одна из любимых ролей. Но как можно сейчас проводить репетиции? При увольнении Латушко я вышла из профсоюза (и еще несколько моих коллег). А потом всё–таки решила уйти и из театра, потому что руководство театра делает вид, что ничего не происходит. Я же считаю, это неправильно. И до этих событий в театре царило беззаконие, хотя наш театр — государственное учреждение. С этим всегда приходилось бороться.

Планов на ближайшее будущее у Аллы пока нет.

Если так и дальше будет развиваться ситуация, то вряд ли я когда-нибудь вернусь в театр. Я боролась с той системой, которую нам предлагало руководство. Нам пытались не платить командировочные, мы покупали за свои деньги и реквизит, и колготки, хоть это считается частью костюма. Протоколы профсоюзных собраний — в искаженном виде. Вот такая система приводит к тому, что мы имеем сейчас. И если ничего не измениться, в театр я не вернусь. Всем удобно, чтобы на должностях были послушные, а не творческие или талантливые люди.


Флагшток