А вернутся ли они обратно? Истории гомельчан, которые после репрессий были вынуждены покинуть Беларусь

| Асобы

Сколько людей покинули Беларусь после политических преследований в 2020-2021 годах? Точной цифры нет. Но вряд ли счёт идёт на сотни. Скорее всего это тысячи беларусов, которые теперь вынуждены строить свою жизнь вдали от родины.

Флагшток поговорил с гомельчанами и жителями области, которые разъехались по разным странам после преследований.

Один из наших героев попросил остаться анонимным. Он до сих пор опасается за свою жизнь.


Иллюстративное фото: www.the-village.me

«Бабушка так говорила: добро всегда побеждает зло, и если ты честен, то ты на стороне добра»

Аноним (А) — в Беларуси служил пограничником. Теперь живёт в Германии.

Политикой А интересовался всегда, но активистом не был. Своих взглядов на происходящее не скрывал.

«После того, как жена побывала на сутках в ИВС так сложились обстоятельства, что и меня попросили уйти со службы. Сказать, что мы супер активисты — нет. Просто, как и все против вранья и того неоправданного насилия, которое вылилось на народ Беларуси после нагло сфальсифицированных выборов».

Однажды там, где работал А, устроили тренировки со щитами. Отрабатывали боевую готовность. Уже в тот момент, А прекрасно понял, что больше оставаться там вряд ли сможет.

Увольняли А с полиграфом. Процедура выявила его как «неблагонадёжного». Тем не менее, начальство попросило остаться. Договорились. Потом пришли с Минска пришли бумаги на увольнение, и назад уже дороги не было.

А ещё пришлось выплатить около 6 тысяч, так называемых, контрактных денег. Сумму помогли собрать на платформе «Честные люди».

После этого стало понятно, что пора уезжать. Бежал с одним рюкзаком. Месяц А пытался пересечь границу. Несколько раз приходилось разворачиваться обратно, опасаясь преследований. Всё это время он скрывался.

Германию, как страну для релокации, предложили его жене в компании, где она работала.

«Нам очень помогли ребята, с которыми мы встретились на первой же акции возле посольства, заметьте — зарегистрированной акции! Огромнейшее спасибище всем местным беларусам — это просто неоценимая поддержка! Всегда можно позвонить, спросить, посоветоваться. Казалось бы — незнакомые люди, а нет — беларусы.

Знаете, вот у нас на слуху «страна для жизни». Я здесь почти полтора месяца и на данный момент я могу сказать, что это страна для жизни! Здесь всё для людей и ради людей. После Беларуси я просто в культурном шоке, что так можно было… И не понимаю, почему у нас не так? Точнее понимаю, так же как и понимают те, кто выходил в августе и сентябре».

В Беларусь А вернуться готов и хочет. Хочет строить страну для жизни.

«Бабушка так говорила: добро всегда побеждает зло, и если ты честен, то ты на стороне добра. Я честен. И верю, что мы победим. Жыве Беларусь!»


«Считаю, что отъезд гораздо более эффективная форма протеста, чем приспособление и ожидание перемен»

Дмитрий Янков – общественный активист. Теперь живёт в Литве.

В Беларуси Дмитрий много лет занимался зкологией и защитой окружающей среды, разрабатывал документацию для предприятий. Для этого несколько лет назад открыл ИП.

С командой разрабатывали и реализовывали урбанистические, образовательные и социально-культурные проекты. Один из таких примеров – проект соучаствующего проектирования благоустройства берега Волотовского озера в Гомеле в составе инициативы «Homiel UP» или мероприятия, реализованные в арт-вёске «Чырвоны Кастрычнiк».

Дмитрий Янков на мероприятии в арт-вёске «Чырвоны Кастрычнiк»

«Несмотря на то, что многие знакомые еще до всех этих событий уезжали из страны, не видя здесь перспектив, я твердо верил, что и в Беларуси можно жить в достатке, развиваясь в любимом деле и выстраивая конструктивный диалог с государством.

Август 2020 во мне многое изменил. Долго не мог принять мысль о том, что месяцем раньше или позже, но уехать из страны придется. Я просто не представлял себе, как можно продолжать спокойно жить и работать в этой системе координат, взаимодействовать с государственными службами, вежливо отвечать на звонки налоговой, шутить с участковым».

Кроме того, домой к Дмитрию несколько раз приходили из милиции, разыскивали. Дело в том, что в августе он вместе с другими гомельчанами вошёл в состав местного Координационного Совета.

К морально-этичным вопросам добавились и финансовые. Несколько государственных предприятий перестали оплачивать услуги. Долг не погасили до сих пор, говорит Дмитрий.

«Департамент по гуманитарной деятельности не зарегистрировал гранты на развитие туристического потенциала в Речицком районе. Даже ябацькам понятно, что политический кризис очень скоро усугубится экономическим. Пришлось принять тяжелое решение, но считаю, что отъезд гораздо более эффективная форма протеста, чем приспособление и ожидание перемен.

Когда уезжал в декабре, надеялся на позитивные изменения в течение двух-трех месяцев. Сейчас просто перестал загадывать и надеяться. Знаю, что когда-нибудь вернусь».

В Литве у Дмитрия были друзья. Куда и к кому ехать, он знал.


Дмитрий на митинге в Литве

«Спасибо Литве за ее отзывчивость, за прием беларусов, попавших в ужасные события, за помощь диаспоре. Благодарю своих литовских друзей за поддержку и за то, что не дали времени почувствовать себя одиноко.

Верю, что на Родине обязательно все изменится. Не так скоро, как казалось в августе и сентябре, но обязательно к лучшему. Протест палками не лечится. Просто жаль страну и целое поколение, которое 26 лет, как лошадей, кнутами гоняли по кругу. Однозначно, за это время государственная система в культурном и интеллектуальном плане провалилась гораздо ниже уровня СССР».


«Время СССР прошло»

Божена Жолудь — активистка «Страны для жизни», член инициативной группы Светланы Тихановской. Сейчас живёт в Украине.

В Речице Божена работала медиком. Политикой не интересовалась до мая прошлого года, пока не увидела канал «Страна для жизни». Так девушка пришла в команду и активизм. Собирала подписи, помогала организовывать митинги в поддержку Светланы Тихановской в городах Гомельской области.

В июле к Божене приходили из милиции. Провели осмотр, ничего не забрали. Но это уже были первые звоночки — показатель того, что девушка под присмотром.

Когда начались задержания среди команды, Божена собрала вещи и перед выборами уехала в Украину. Так удалось избежать тюрьмы.


Инициативная группа Светланы Тихановской. Божена посередине с чёрной сумкой

«Я думала, что побуду в Украине неделю, до того момента, пока всё не наладится. В итоге я здесь уже 8 месяцев и домой попасть пока не вариант: на меня заведены уголовные статьи».

Первое, что ощутила, когда въехала в Украину – это свобода, говорит Божена.

«Люди чувствуют себя здесь абсолютно свободными. Я даже другими глазами посмотрела на полицию. После событий этого лета, у меня неприязнь к сотрудникам милиции. Здесь это совершенно другие люди, с которыми можно нормально общаться.

Может быть, какой-то прямой поддержки от Украины и нет, но мы можем здесь спокойно находиться. Мы знаем, что нас не выгонят, не выдадут.

Здесь можно нормально спокойно жить и работать. В Европу не хочется из-за языка и в целом, нам в Украине нравится».

Насколько бы хорошо ни было там, как только в Беларуси всё изменится, Божена готова вернуться назад, помогать строить новую Беларусь.

«Я думаю, все мы будем нужны там, чтобы построить ту страну для жизни, которая действительно такой и будет. Время СССР прошло».



«Даже когда я уезжал, не было и мысли, что это будет надолго»

Владимир Кузнецов — волонтёр «Страны для жизни». Сейчас живёт в Польше.

Владимиру не привыкать жить за границей. Долгое время он пробыл в Чехии. Уехал туда после того, как в 2017 году его признали тунеядцем. Кстати, в митингах против соответствующего декрета, он тоже участвовал.

В прошлом году Владимир вернулся в Беларусь. Это было осознанным решением – строить новую демократическую Беларусь.

После новости о первом задержании Сергея Тихановского, Владимир нашёл его в соцсетях и предложил свою помощь. Тогда автомобиль блогера конфисковали и Владимир отдал ему свой.

После задержания Сергея в Гродно, автомобиль Владимира тоже изъяли. Установили владельца и тстали ему названивать. Мужчина вынужден был какое-то время скрываться.

Затем всё вроде бы успокоилось и Владимир продолжил своё участие в протестах: как волонтёр на митингах, приносил еду и воду мирным демонстрантам, дежурил под местами лишения свободы, занимался партизанингом.

«Я был уверен, что режим долго не продержится и конечно, об отъезде даже не задумывался. Но 23 октября опять начали звонить неизвестные, представляясь сотрудниками и приглашая на беседу. Я отказался. В ответ неизвестный сказал, что в отношении меня ведётся административное дело по статье 23.34 и сотрудники находятся у меня дома и будут проводить осмотр помещения. На что у них есть санкция прокурора.

В это время я находился на работе и домой решил не идти. Жена подтвердила, что сотрудники действительно на пороге дома. Она потребовала от них санкцию, но заметив ошибку в номере квартиры-отказала им в осмотре.

После этого опять пришлось скрываться. Поступали ли дальше звонки мне не известно, так как я вытащил свою сим-карту из телефона, чтобы меня не выследили.

30 октября в почтовом ящике жена нашла повестку. Приглашался я в качестве лица, в отношении которого ведётся административный процесс. Такая же повестка пришла по месту моей прописки, где проживают мои пожилые родители.

В течение следующего месяца мне поступала информация от моих знакомых, которые были на беседах в милиции, либо были задержаны, что у них всех спрашивают знают ли они меня и владеют ли они информацией о моём местонахождении.

Месяц я не жил дома, но пришлось вернуться так как жить больше стало негде, и сотрудники ко мне домой вроде больше не приходили.

С каждым днём вокруг меня всё меньше и меньше оставалось знакомых, друзей и товарищей. Кто-то сидел, кто-то убежал, остались единицы. Мы с женой тоже приняли решение, что нам лучше будет если я уеду».

Чемодан Владимир собрал мгновенно и уехал в Украину.


Владимир с политзаключённым Юрием Власовым

«Даже когда я уезжал, не было и мысли, что это будет надолго.

Визу в Польшу я делал в Украине. Сейчас надо жить как-то, потому что в Беларуи в ближайшее время я будущего не вижу.

Не сказать чтобы я очень сильно интересовался политикой до 2020 года, но я постоянно наблюдал за тем, что происходит, начиная с 1994 года. Я понимал, что нашу страну ждёт кризис. Но я не думала что он затянется на десятилетия».

Домой Владимир готов вернуться в ближайшее время, если сменится власть. Чем дольше это затянется, тем меньше вероятность, что он вернётся в Беларусь.


Флагшток

Звольнены з БелДУТа выкладчык з’ехаў у Польшчу

| Асобы

У верасні 2020 выкладчык БелДута Яўген Малікаў з-за ўдзелу ў маршы адбыў адміністратыўны арышт у ізалятары часовага ўтрымання ў Гомелі. Пасля чаго вярнуўся на працу, але прапрацаваў усяго два месяцы. 19 лістапада яго звольнелі з працы дацэнта кафедры «Архітэкутура і будаўніцтва». Як кандыдат мастацтвазнаўства жыве сёння, у інтэрв'ю Флагштока.

Гомельский предприниматель уехал в Польшу и попал в НАУ. О репрессиях, проектах и развитии демократической Беларуси

| Асобы

Сейчас фотографию директора корчмы «Будзьма» Николая Прокофьева можно увидеть на сайте Народного антикризисного управления. В команде, возглавляемой Павлом Латушко, он отвечает за бизнес и инвестиции. Об этом он рассказал Флагштоку.

Преподаватель БелГУТа уволилась в знак протеста и покинула с семьей Беларусь

| Асобы

С лета прошлого года многие беларусы были вынуждены покинуть страну. Несмотря на то, что со дня выборов прошло уже более 9 месяцев, эта тенденция сохраняется по сей день. Среди тех, кому пришлось сменить место жительства, оказались супруги Татьяна Кублашвили и Алексей Стафеев из Гомеля.