«Обвинили, что я помочился на штаны капитана милиции». После 5 обысков бывший работник Гомсельмаша нелегально покинул Беларусь

| Асобы

Валерий Крахмалов — бывший работник завода Гомсельмаш, который гомельчане сейчас ассоциируют исключительно с экономическим упадком и показушными патриотическими акциями в поддержку Лукашенко. Но все же, как оказалось, даже на этом заводе далеко не все поддержали режим в прошлом году. Таким оказался Валерий, он же активист партии БНФ. 10 августа 2020 года был арестован «за хулиганство» (якобы помочился на сотрудника милиции) на 15 суток. Конечно с завода мужчину уволили. Далее его ждало 5 обысков. Ныне Валерий подозреваемый по 342 ч1 УК РБ. Мужчина без документов смог покинуть страну. 



— Как давно вы начали заниматься общественно-политической деятельностью, что вас туда привело?

— Подтолкнули к участию в общественной жизни события 2013 и 2014 года. Сперва было просто любопытство и знакомство с партиями. Но события в Крыму меня привели к тому, что оставаться в стороне я больше не мог. Выбор был в пользу БНФ. Идеи и убеждения были и остаются более близкими для меня. До сих пор скучаю по друзьям партийным, с которыми мы прошли огонь, воду и медные трубы. Наш лидер Алексей Янукевич принимал участие в праймериз, но не все получилось так как хотелось. Праймериз не привлек должного внимания и интереса к участникам.

— Ваш кандидат не принимал участия в выборах, но вы все равно высказывали свою гражданскую позицию. Почему?

— Но ситуация сложилась таким образом, что новые кандидаты, которые выдвинулись в президенты — ко всем применили давление. И я был рад, что кандидатом стала Светлана Тихановская. Все прекрасно понимали, что кто угодно был бы лучшим кандидатом, чем действующий на тот момент.

— Каким образом вы участвовали в избирательной кампании и что ожидали после выборов?

— Я был наблюдателем на участке, и по сути меня не допустили на участок и вывели с милицией. К сожалению, я уже представлял что будут фальсификации и репрессии. Было страшно. Но тем не менее 10 августа меня похитили. По другому вряд ли можно это назвать. Меня обвинили в хулиганстве, и в обвинении звучало, что я помочился на штаны капитана милиции!!!

— Какие были впечатления от ареста? К вам применяли насилие?

— Меня поместили в СИЗО, так как в ИВС уже мест не было. И уже от сокамерников я узнал, что были жесткие репрессии и даже убийства. Мне оказывается повезло, что меня не пытали и не избивали. Так как многие поступившие в камеру были избиты и со следами побоев, журналисты рассказали более плачевную картину по стране.

А когда я вышел из СИЗО, (спасибо людям за оказанное давление на власти), я узнал о событиях. Это был ужас...

— Что было после освобождения, вы обжаловали постановления? Как отнеслись на работе?

— Я смог обжаловать постановление, но работать мне уже не дали, но знаю, что мои коллеги пытались бастовать! Я был рад, что они были готовы на такой шаг, но много людей пенсионного и предпенсионного возраста были у нас на Гомсельмаше, следовательно забастовка была обречена на провал. Активных запугивали и увольняли, покупали лояльность, не давали возможность работать. 


— Вы верили, что можно изменить ситуацию мирным путем или через суд?

— Да, но в 2020 году ещё сохранялась надежда на законность и справедливый суд. В 2021 стало все намного жёстче. Репрессии и давление было в адрес моей семьи. Жену и дочь вызывали в следственный комитет. Было в общей сложности 5 обысков.

— Как на вас это повлияло?

— Я вынужден был долгое время жить не дома, а в других местах. Мне было крайне тяжело принять решение, что необходимо покидать родину, я тянул до самого последнего момента, но когда уже я был подозреваемым по уголовному делу — тянуть смысла уже не было. На меня давили, на моих родных и близких также, запугивали. Можно конечно было написать покаянное письмо, но как бы я сейчас себя чувствовал?

— Что сейчас происходит на ваш взгляд?

— Самозванец максимально старается избавиться от беларусов, он их ненавидит. Вытесняется язык, культура, люди с другим мнением не нужны стране. Уезжают или сидят самые лучшие и творческие люди. По сути осуществляется геноцид, у нас забирают национальное сознание и годность, язык и культуру...это страшно.

— Сложно ли было ехать без документов и как вас встретили? 

— Уезжать было сложно, дорога была непростой, но мне помогли, поддержали, встретили, проконсультировали как и где подать документы на беженство, помогли с поиском работы. Беларус Беларусу Беларус!

— Как приняла семья такой шаг и по ком и чем вы будете скучать?

— Семья переживает за меня, но для всех будет намного лучше, если я буду на свободе, а не в тюрьме. Я буду скучать по центру на Полесской, по парку Луначарского и парку Фестивальный, и конечно же по друзьям и близким. Жыве Беларусь!

Валерий Слепухин
Флагшток

Андрэй Паднябенны два тыдні правёў у карцары СІЗА № 3

| Асобы

33-гадовага гамяльчука, якога вінавацяць у падпале машыны начальніка КДВП (Кіравання дэпартаменту выканання пакаранняў) і праколе колаў у 39 тралейбусаў па арт. «Акт тэрарызму», пасля змяшчэння ў СІЗА № 3 Гомля адразу змясцілі ў карцар.

«Психологическое состояние мамы зависит от антидепрессантов». Как прошло первое свидание заключенной Ларисы Кузьменко с дочерью

| Асобы

24 ноября в суде Центрального района Гомеля начнется рассмотрение дела Ларисы Кузьменко. Ее обвиняют в насилии над сотрудником милиции.

«Что он есть — что его нет, незаметно». Председатель-долгожитель Пётр Кириченко правит городом рекордные 9 лет

| Асобы

19 ноября исполняется ровно 9 лет, как Гомельский горисполком возглавил Петр Кириченко. Никогда еще в Гомеле ни один чиновник так долго в кресле градоначальника не засиживался.