«Я не умаляю решения людей, которые пошли в тюрьму». Эвакуироваться или нет — рассказывает сооснователь фонда BySol

| Асобы

С августа 2020 инициатива By_help помогла оплатить штрафы примерно 18 тысячам беларусам, а также получить иную помощь в рамках проекта. В Беларуси на его основателей Андрея Стрижака и Алексея Левончика завели уголовные дела и объявили в розыск. Но эту новость они встретили уже в эмиграции. Флагшток поговорил с одним из сооснователей — гомельчанином Андреем Стрижаком.


Андрей Стрижак (фото: facebook.com)

Фонд BySol, который занимается эвакуацией беларусов, поддержкой политзаключенных, дворовых инициатив создал площадку для сборов bysol.org. Почему вообще возникла такая необходимость? Репрессии доросли до такого масштаба, что оказывать помощь в рамках уже существующей инициативы By_help не представлялось возможным. На нем и так висело много задач: помощь в оплате штрафов, адвокатов, поддержка раненых.

За все это, а еще и за более раннюю кампанию By-Covid, на Стрижака завели уголовное дело и объявили в межгосударственный розыск: ч. 2 ст. 342 — иная подготовка лиц для участия в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, и ст. 361-2 — финансирование деятельности экстремистского формирования. Только по этим двум статьям ему грозит от 14 до 15 лет тюрьмы. А недавно Андрей получил информацию от инсайдеров о том, что в добавок к уже имеющимся уголовным статьям, ему готовятся новые обвинения. Если это так, срок который ему грозит, достигает 20 лет.

Сам Андрей покинул Беларусь еще в начале июля 2020. Какое-то время пробыл в Украине, затем уехал в Литву, где остается по сей день. За это время он не раз встречался с критикой и обвинениями в свой адрес.

«Я за время своей профессиональной деятельности, которую начал еще в 2000 году, сталкивался со всем уже, наверное, поэтому, если вопрос стоит так, мол "вот ты свалил и указываешь, кому и что делать", так я и не указываю по этой причине. Каждый человек волен делать то, что он хочет: хочешь — оставайся, хочешь — уезжай. Пост, который я написал о том, что нельзя возвращаться, это экспертное заключение, основанное на нашей практике. Это констатация фактов: приедешь домой, тебя посадят. Это то, что мы видим сегодня».

Решение по эвакуации каждый принимает сам. Происходит это обычно так: люди обращаются в фонд, описывают ситуацию. В ответ получают, исходя из беларусского опыта, возможные сценарии развития событий. Никаких уговоров, ничего такого.


Эвакуированный Владислав Новожилов и сооснователь фонда Андрей Стрижак (фото: facebook.com)


«Например, как было в истории с Владиславом Новожиловым. Человек прошел все внутренние инстанции, попытался отстоять свое право внутри национальной правовой системы: подавал апелляционные жалобы и все остальное. Жалобы отклоняли и, соответственно, вариантов уже не оставалось. Человеку оставалось идти на "химию" или покинуть страну. Было принято решение покинуть страну.

В данном случае мы действуем как в терапии: мы не можем никого заставить лечиться, но, если человек хочет, может, понимает потребность — мы приходим на помощь».

Ни в одном интервью, нигде и никогда BySol не раскрывает деталей того, как работают механизмы спасения людей.

«Это волшебство, магия. Человек исчезает в одном месте и появляется в другом. При этом, мы не питаем никаких иллюзий по поводу того, что сегодня магия работает, а завтра уже не будет. Каждый человек, которого нам удалось спасти — это отдельная судьба, которую он потратил не на тюрьму, а на какую-то созидательную деятельность. Я нисколько не умаляю решения тех людей, которые решили пойти в тюрьму. Как мой коллега Леонид Судаленко, который решил, что он не виноват ни в чем, что он действовал по закону, а он действительно действовал по закону — он нигде ничего не нарушил и его абсолютно незаконно осудили. Другой вопрос — в условиях сегодняшней беларусской системы, я слабо верю, что он выйдет раньше срока. Ситуация такая, какая она есть. Лукашенко пошел просто ва-банк. Поэтому вряд ли в ближайшее время возможны какие-то торги политзаключенными».



Леонид Судаленко и Андрей Стрижак (фото: facebook.com)

«Тут какая история? Есть Лукашенко, есть у него такое подотчетное население, из которого можно бесконечно черпать политзаключенных. Сама по себе ситуация, когда Запад договаривался с Лукашенко о каком-то там снятии санкций, послаблений, в обмен на политзаключенных, она сама по себе достаточно циничная, но, если смотреть с точки зрения человеческой жизни, то ничто не ценнее этого, а также здоровья и свободы. Это такой философский вопрос. Но в чем я согласен с Офисом (Офис Светланы Тихановской), это в том, что, если мы сейчас вернемся к разговору и Лукашенко своей рукой отпустит человек 100–120, то это точно никогда не закончится. Если после всего, что произошло, Лукашенко это снова сойдет с рук, то я не вижу тогда шансов в обозримом будущем на какие-то перемены. Иначе получается, что ему все можно. А такого быть не должно. И исторический процесс показывает, что он дошел до такой точки, после которой с ним уже не будут вести переговоры такого рода, как торговля людьми. Теперь разговоры могут быть только о полной капитуляции и проведении новых выборов: справедливых, честных, под наблюдением международных структур, и начале демонтажа "лукашизма" в нашей стране. Но, чтобы это произошло, нужно понимать, что ключ от этой проблемы лежит в Кремле. Пока Владимр Путин и сегодняшняя российская власть поддерживает Лукашенко, я не верю ни в какие перемены».

10 февраля в Беларуси начались совместные с Россией, внеплановые военные учения. Гомельская область, как приграничная территория, приняла у себя множество эшелонов военной техники. Военная оккупация, нескончаемые репрессии, близкие и друзья за решетками тюрем — это больше не та страна и не тот город, в котором мы жили, считает Андрей Стрижак.

«Нужно понимать, что даже те, кто живут в Гомеле сегодняшнем, они не живут уже в том городе, который мы оставили. Когда я 5 июля 2020 года уезжал из Беларуси, это была Беларусь на большом подъеме, в большом ожидании перемен, Беларусь, которая объединилась в борьбе с ковидом — это, как раз, было время окончания нашей крупнейшей кампании By-Covid. Это была страна, которая хотела перемен и нового будущего. Сегодня Беларусь, к сожалению, — это страна, в которой огромное количество политзаключенных, страна, которую покинули сотни тысяч человек, это страна, в которой сейчас, по сути, происходит оккупация. Вернуться туда сейчас — это не увидеть большинство своих друзей, а только гнетущую атмосферу оккупации. Поэтому не только я покинул Гомель, мы все ее (Беларусь) покинули, и вряд ли в ближайшее время вернемся. Но как-то нужно работать над этим».


Акция солидарности с политзаключенными (фото: facebook.com)


«Я не то, что верю в перемены, я делаю эти перемены, я — есть эти перемены. Люди, которые работают на перемены, это конкретные люди. Это тот же Офис, те же другие структуры, которые своей каждодневной работой приближают день возвращения. Сам я не питаю к нему особых иллюзий. Например, что когда все начнет меняться в Минске, мы в этот же день сможем приехать домой. Уголовные дела на нас никуда не денутся в один день — на границе нас все равно смогут арестовать. Я думаю, этот день точно не будет таким, каким мы его себе представляем. В жизни редко бывает именно так, как ты запланировал. Но это точно будет очень важный день. Это будет часть нашей истории, часть наших перемен. Потому что исторический процесс уже идет и он показывает, что все империи рано или поздно разрушаются, что любой диктатуре приходит конец. Другой вопрос: увидим ли мы это своими глазами? Гарантий нет. Но этот день точно наступит, потому что еще никому не удавалось остановить ход истории».

Сейчас Андрей Стрижак продолжает развивать как старые (проект помощи гражданскому населению и медикам на Донбассе тоже продолжается), так и новые проекты.

Ранее закрытый телеграм-канал bysol_education теперь доступен каждому. В нем можно найти информацию по переобучению и поиску новой работы. Кроме этого, запустили новое направление — помощь освобожденным политзаключенным

«Люди отсидели сроки и вышли в страну, в которой они в черном списке, в которой их могут еще раз привлечь к ответственности. Эту программу мы реализуем с нашими партнерами с By_help, координируемся с другими участниками поля, с такими как фонд «Страна для жизни», «Весна», c другими структурами и организациями, которые помогают людям».

Также с сентября Андрей запустил свой youtube-канал «Свои/Чужие». Это аналитические видео на злобу дня. Все соцсети вышеперечисленных фондов, а также самого Андрея признаны экстремистскими. Нетронутым пока остался только инстаграм.

«Мяне не здаў нават мясцовы святар маскоўскага патрыярхату». Беларус, капелан Яўген Орда распавёў, як перажыў расейскі палон

| Асобы

Вайсковы святар Яўген Орда служыць у Чарнігаве, будуе царкву Івана Ваяра на тэрыторыі былога Рэмзаводу. Айцец Яўген распавёў, як перажыў расейскую акупацыю і чаму ганарыцца беларусамі.

«Ён быў такі добры — і да людзей, і да жывёл». Паблізу ад украінскай мяжы застрэлілі ветэрынара, аматара рыбалкі з Гомеля

| Асобы

З розных крыніц 10 траўня стала вядома, што 9 траўня на рыбалцы каля вёскі Ніжнія Жары Брагінскага раёну загінуў 45-гадовы жыхар Гомеля Сяргей Чамбровіч.

«Власть не оставила нам другого способа борьбы за свободу». Партизанка-разведчица рассказала, зачем следила за военной техникой РФ

| Асобы

Еще до начала военной агрессии России против Украины многие беларусы чувствовали опасность — с начала 2022 года по беларусским городам и деревням начала разъезжать российская военная техника, которая фактически оккупировала юг страны.