«Заставляли сказать, чтобы мама возвращалась в Беларусь». Силовики задержали сына гомельских актеров, которые покинули страну

| Асобы

Сына гомельских актеров Бордухаевых-Орлов задержали в понедельник. Несколько дней о его судьбе никто не знал. Сейчас он и его сестра в безопасности. Как ребятам удалось вырваться из лап системы, они рассказали Флагштоку.



Скрин из видео с «признаниями» Александра, снятое силовиками


В понедельник видео с «признаниями», записанное силовиками, облетело провластные тг-каналы. В нем под давлением силовиков сын известных гомельских актеров Бордухаевых-Орлов Александр признается в том, что не открывал двери нагрянувшим «сотрудникам», потому как якобы прятал марихуану. Видео сняли с четвертой попытки. Александр от нервов никак не мог запомнить, что ему нужно сказать. Заставляли сказать, чтобы мама возвращалась в Беларусь. После того, как Александр несколько раз повторил, что она не вернется, отстали.



Видео из тг-каналов силовиков, снятое во время задержания Александра


Была ли это марихуана, он даже не знает. Парню показали два листика какого-то растения, которые якобы достали из унитаза, и тут же при нем стали сушить их феном. При этом параллельно обыскивали квартиру. Изъяли бчб-символику и технику. Вместе со всем из квартиры пропало золото, говорит Александр, и рассказывает подробности задержания.

«В воскресенье ко мне пришел друг с его девушкой. Я их положил в зале, а сам пошел в комнату спать. Просыпаюсь от того, что кто-то ломится в дверь. Было 9:20. Я говорю "Не ломитесь, я сам открою". Открываю, меня заламывают и кидают на пол, руки за спину, надевают наручники. Заводят в комнату, показывают бумагу об обыске на имя мамы Алеси Орёл. Начинается обыск. Приводят двух понятых и начинают обыскивать квартиру».

Девушку друга отпустили. Парни остались вдвоем с шестью вооруженными силовиками: двое оперативников в «гражданском», остальные — могилёвский ОМОН, говорит Александр.


Фото из тг-каналов силовиков, сделанное во время задержания Александра


Друзей увезли в Центральный РОВД. Все это время Александра держали в наручниках, не давали ни пить, ни есть. Говорили гадости, стращали. Около трех часов ночи перевезли в ИВС. Ни подушек, ни одеял, ни матраса не дали.

Ребят посадили в одну камеру. Вместе с ними там оказались еще два человека, которых забрали по «политическим» статьям. Одного взяли за «экстремистские» каналы, другого — за наклейку на телефоне.

Судили друзей на следующий день в Советском суде. Первым пошел друг Александра.

«Вышел, говорит "Со всем соглашайся. Нам дадут по 8 базовых штрафа и отпустят". Я захожу, спрашивают "Тебе друг передал?" Я говорю "Да". Со всем согласился, мне дали 8 базовых штрафа, в протоколе написали "Неповиновение сотрудникам милиции" (статья 24.3 Административного кодекса Беларуси)"».

Отпуская Александра предупредили, что придет повестка и ему нужно будет явиться к прокурору. Тогда он понял, что оставаться в Беларуси опасно.

«Как я понял, в тюрьмах не хватает мест. И они бы просто мурыжили меня, пока бы место не освободилось и меня бы не забрали».

Александр остался без связи. Через знакомых связался с сестрой Анастасией, которая живет в Минске.

«25 числа у меня был день рождения, поэтому о том, что забрали Сашу, мне никто не говорил. Но у меня было какое-то внутреннее ощущение, что его забрали. Когда я об этом узнала, первое, что я сказала "Собирайся и едь в Минск"».

Саша собрал все самое необходимое. При этом прихватил с собой семейный фотоальбом, и уехал в Минск. К тому моменту их родители уже связались с фондом помощи BySol. Анастасия решила ехать вместе с братом.

«Еще год назад я была достаточно политически активна. Я ходила на марши в Гомеле и Минске. Мои фотографии были в интернете. Потом я их удалила. Когда пришли к брату, я поняла, что если уедет мой брат, останусь одна я из нашей семьи. Рано или поздно ко мне тоже придут. Мне было очень страшно и я понимала, что это дело времени».

На следующий день Анастасия и Александр с вещами и необходимыми документами покинули Минск. Ехали долго через поля и леса с выключенными фарами. Границы прошли спокойно.

«Я опустошен. Все мои друзья, знакомые, девушка остались в Беларуси. У меня осталось там все», — говорит Александр.

«У меня в Беларуси осталась работа, квартира, которую я снимала со своей лучшей подругой. У меня там остался кот, которого я обязательно перевезу, как только сделаю прививку. Я до сих пор чувствую большой страх и, как сказал Саша, большое опустошение. Потому что там остались любимые люди, с которыми я не успела попрощаться. Пока я ехала, у меня просто была стена из слез», — говорит Анастасия.

Теперь в планах воссоединение с семьей. 

«Если бы не BySol, я не знаю как бы мы выезжали. Мы им очень благодарны.

Самое главное теперь для нас — это воссоединиться с семьей. Это то, чем мы сейчас живем, тем, что мы скоро встретимся и будем жить в нормальной свободной стране».


Флагшток


«Вельмі верыць у беларусаў і Украіну, што ўсё будзе добра». Сястра асуджанага на 6,5 года гомельца — пра яго затрыманне, прысуд, лісты з калоніі

| Асобы

18-гадовага Іллю Верамеева схапілі на чацвёрты дзень вайны — пасля ягоных заклікаў у мясцовым чаце аказваць супраціў і пачаць дзейнічаць.