«Создает шарм постапокалипсиса». В каких условиях работают на гомельской фабрике «8 марта» — фотофакт

| Горад

Стало известно, как выглядит изнутри известная гомельская фабрика «8 марта». Предприятие расположено в центре города и его башня является одним из самых узнаваемых символов Гомеля. Однако фабрика давно стала проблемной и последние годы входила в топ самых убыточных предприятий региона. Фабрика занимает большие площади в зданиях, которые давно не ремонтировались. Еще 10 лет назад власти заявляли о планах перенести производственные площадки за черту города, а на месте фабрики устроить развлекательный центр, но с тех пор ничего не изменилось.

Оказалось, что у ОАО «8 марта» давно не работает официальный сайт — предприятие размещает каталоги с продукцией на бесплатных страницах в соцсети. По словам работников, проблемы есть не только с виртуальным, но и реальным пространством предприятия, передает «Свабода».

— Отдельные помещения больше похожи на «заброшки» с окраин, хотя по-прежнему эксплуатируются. С чего начинается фабрика? Конечно же с раздевалки, ведь именно там люди могут переодеться, принять душ после тяжёлого трудового дня, и, в нашем случае, пообедать. Такое помещение должно быть удобным и безопасным. И вот, мы стоим перед дверью. Трудно зайти, чтобы не попасть под капель тающих где-то наверху снегов. Вообще проблема с протеканием крыши встречается на всём втором этаже, — рассказывает собеседница.




Помещение, в котором расположен вход, тоже не радует ремонтом, продолжает она.




Пройдя внутрь раздевалки, работники видят не менее удручающее зрелище.




— Вытяжка не работает, поэтому все запахи размокшего потолка и труб из туалета спешат напомнить, кем представляют рабочих некоторые начальники. А вот умывальники и душ, которые должны быть местом чистоты и гигиены, но в реальности это не так, — собеседница приводит в подтверждение фото.






— Выходя из раздевалки, видим ворсовальные станки (с их помощью делают начёс на ткани), по легенде купленные ещё в 1980-х в ГДР. Потолок над ними также протекает, образуя причудливую композицию воды и стали. Заправлять полотно приходится вручную, что неизбежно обеспечивает уколы от иголок. Стоит ли говорить, что за такой срок происходит износ оборудования, и оно начинает портить ткань? — объясняет работница.






Начальство иногда предпринимает некоторые оригинальные действия в попытках ликвидации течей, шутит собеседница.



— Посмотрите, как живёт производство. До того, как отправиться в цех на обработку, полотно хранится в помещении полузаброшенного цеха с довольно влажным воздухом вместе с различным хламом. За это время на полотне оседает пыль, появляются разводы, а иногда даже грибки. Часто полотно просто начинает подгнивать, утверждает работница.




По ее словам, в красильном цеху есть лифт, поднимающий тележки с полотнами на второй этаж:

— Он находится в абсолютной тьме, а помещение вокруг него создаёт некоторый шарм постапокалипсиса.


В другом производственном помещении частично разрушен пол.



— Легенда цеха — печатный станок индийского производства, который рабочие по-доброму называют «набивка», установили больше 30 лет назад, и он уже не такой бодрый как в былые времена. Постоянные поломки мешают работе. В цеху говорят, что несколько лет назад на фабрику привезли новый станок, но на его установку уже мало кто надеется, — сетует собеседница.




Также она приводит снимок трубы, пропускающей пар. И замечает, что в цеху запрещены электронные сигареты, а пар под давлением — не запрещён.



— Много накипело — из-за того, что заставляют делать бесплатно не свою работу, что не соблюдается техника безопасности, из-за того, что задерживают зарплату чуть больше, а иногда и меньше «минималки». Но большинство молчит, и их молчание входит в зловещий резонанс с грязными бетонными стенами умирающей фабрики. Стенами, разделяющими нас и начальников. Но всё-таки хочется верить, что стены рухнут, — подытожила работница.

«Могут забрать и тебя, и дрон». Любительские дроны в Беларуси оказались в нелегальном положении

| Горад

Власти Беларуси давно думали об ограничение полетов беспилотных летательных аппаратов. Акции беларусских партизан и шпиономания, последовавшая за российской агрессией с территории Беларуси, ускорили процессы ограничения неба. Флагшток узнал, возможно ли сегодня легально поднять в воздух любительский коптер и какое наказание за это предусмотрено.