Падение самооценки, формирование страха и тревоги. Психолог рассказала, зачем режим «буллит» детей и какие от этого будут последствия

| Политика

Использование детей в целях пропаганды и воспитания псевдопатриотизма в последнее время в Беларуси становится нормой.




Нередкими стало размещение в соцсетях на страницах школ и силовых структур фотографий детей, на которых их одноклассники одевают на них наручники, с оружием в руках. Малолетних привлекают к участию в перезахоронениях останков погибших во время Второй мировой войны.



24 ноября стало известно о проведении показательного ареста несовершеннолетних. Сотрудники Советского РОВД провели задержание двух пинских лицеистов в присутствии учащихся гомельских учебных заведений.

По словам сотрудников милиции, два 17-летних подростка приехали в Гомель за оптовой партией наркотиков. Арест проходил в актовом зале Советского РОВД.

«Арест несовершеннолетних было решено провести именно в показательном формате», — говорится в сюжете Первого городского телеканала.

Для показательного задержания в отделение милиции собрали гомельских старшеклассников.

Такие показательные аресты уже проводят в Гомеле и Мозыре на постоянной основе, планируют продолжать и впредь. По мнению сотрудников УВД Гомельского облисполкома, подобные задержания имеют «огромный профилактический эффект среди сверстников арестованных».


При этом в законодательстве Республики Беларусь предусмотрена повышенная юридическая охрана несовершеннолетних независимо от их правового положения или от тяжести содеянного. В частности, в соответствии со ст. 45 УПК, если подозреваемый или обвиняемый являются несовершеннолетними, то участие защитника обязательно с момента вынесения постановления о возбуждении уголовного дела, а также с момента фактического задержания, применения меры пресечения в виде заключения под стражу, признания лица подозреваемым или предъявления обвинения. Обязательное участие защитника по делам несовершеннолетних вызвано тем, что обвиняемый (подозреваемый) в силу своего возраста не в состоянии самостоятельно осуществлять защиту своих интересов. Кроме того, для несовершеннолетнего предусмотрен режим двойного представительства его интересов защитником и законным представителем.



Гимназия № 46 Гомеля


Мы не будем рассматривать правовые аспекты подобного «мероприятия». А постараемся разобраться в том, каким образом они могут сказаться на психологическом состоянии детей и подростков. На наши вопросы ответила гомельский психолог Алла Мартинович.

— Как вы, как психолог, относитесь к таким показательным поркам?

— На самом деле такое показательное унижение в подростковом возрасте имеет такое название, как буллинг. Более точно это относится к подросткам, когда они сами в такой же социальной среде угнетают личность другого человека. Но здесь самой средой является режим, образно говоря, наше государство. И это еще хуже. Такого слова психология еще не придумала, — как может государство показательно «буллить» несовершеннолетних детей, унижать и прочее. Это нарушение прав детей, нарушение закона. Потому что в первую очередь надо учитывать специфику возраста. Кроме того, что эти дети несовершеннолетние, нужно учитывать, что они это сделали не от хорошей жизни. Возможно, у них есть какие-то проблемы в семье, а дети в проблемных семьях всегда позже созревают, поэтому у таких детей подростковый возраст может и в 17 лет проходить, и 18, и даже до 20, несмотря на то, что физиологически они уже достигли состояния совершеннолетия.




С такими детьми нужно понимать, что ведущие проблемы подросткового возраста — это поиск места в жизни и самооценка, по которым ударил режим. Они заблокировали сразу человеку в перспективе реализацию себя в жизни, выставляя на показ что-то позорное, и конечно, они убили сразу ребенку самооценку в тот период, когда она развивается и укрепляется. Грубо говоря, не дети, а сам режим поставил крест на будущем этих людей в перспективе.




В Беларуси уже давно не работает психолого-педагогическая служба — педагоги-психологи должны подключиться и дать заключения по этим детям, это их работа в первую очередь.

Почему у нас существуют инспектора, которые работают в комнате для несовершеннолетних, которые сотрудничают со школой, и этот вопрос решается на уровне такой комнаты, с учителями и психологами, но не на уровне суда. По сути произошло нарушение прав детей, преступление государства. Поэтому, соответственно, психолого-педагогическая служба никак себя не проявила, что говорит о том, что она не имеет место быть в Беларуси.

— Есть ли что-то общее с точки зрения психологии у показательных арестов детей и «покаяльными» видео, которые выкладывают в свих каналах силовики?

— Здесь можно проводить сравнения, но в то же время есть и различия. В этих показательных видео, которые делает ГУБОП, есть основная тенденция — идея лидерства, превосходства — «Мы вас всех найдем. Вы никто и ничто. Мы вас всех накажем, поэтому официально признавайтесь в этом на камеру — что я состоял в деструктивных каналах, и этого делать больше не буду». То есть это идея публичного унижения человека, но в большей степени своего превосходства. Этим они хотят показать свою силу, значимость. Что касается [их поведения в отношении] детей, я бы как психолог выделила момент жестокости. Они не понимают вообще, что это дети. Им показалось, что все репрессивные действия, которые они провели над людьми — репрессии, суды показательные, унижение публичное, выставление их в телеграм-каналах — работают как наведение порядка в стране, удержание дисциплины. Они уже без разбора, не понимая, что это дети, используют этот метод. Им кажется, что это работает. Хотя это работает в противоположном ключе, против них же самих.



Показательные выступления в военной части 5525, организованные для школьников Гомеля


Им кажется, что они подавили Беларусь, протесты, выставили людей на позор, обозрение, удержали власть. Как они сегодня думают, именно это им помогло удержать власть, значит, это надо дальше использовать в других каких-то правонарушениях.

— Все чаще мы видим фотографии детей с оружием. Силовики приходят в школы, показывают его детям. Для чего это делается? Какое влияние может оказать на детей?




— Я думаю, это не для того, чтобы ребенка просветить, как они это внешне подают, — какая у нас могучая, сильная страна, какой порядок, ведется контроль, вы тут под защитой находитесь, ничего не бойтесь. Они этот месседж не доносят на самом деле, не знают, как его нормально донести. Они еще плохие идеологи в этом вопросе. Поэтому внешне выглядит этот месседж как запугивание.





Они приходят с этим оружием, [показывая], если только кто где-то высунется, мы сразу будем стрелять, убивать, наказывать. Этим они лишают вообще детей детства. Формируют у ребенка повышенное чувство тревожности, страха. Вот этого они добиваются в первую очередь. Они подавляют у детей любые порывы, позывы, творчество. В военной среде не может у человека творчество развиваться. Поэтому у ребенка чувство опасения к этому оружию.

Флагшток


«Искренне хочу продолжить службу». Гомельская судья попросилась в КГБ, но ее не взяли

| Политика | 0

Во время работы в суде Советского района Елена Шайн выносила обвинительные постановления по политически мотивированным делам, но запомнилась и одним справедливым решением.