Волонтерка с команды Бабарико: «Назад дороги нет. Большая часть общества давно созрела к переменам»

| Выбары 2020

Политическая кампания 2020 в Беларуси интересна не только с точки зрения феномена популярности альтернативных кандидатов, но и неожиданной для всех политизации масс. Публицисты уже успели окрестить протестное движение в Беларуси «новой оппозицией», которая действует иными методами, в отличие от своих предшественников, не считает «Плошчу» единственным инструментом изменения ситуации. Понятно, что представители «традиционной оппозиции» относятся к таким действиям с долей иронии и называют сторонников альтернативных кандидатов «небитыми». 

«Флагшток» пообщался с членом инициативной группы Виктора Бабарико Анастасией Кривицкой на тему участия в политической борьбе «новой оппозиции». 


Анастасия Кривицкая 

В начале нашей беседы Анастасия сразу отметила, что, хоть ранее дистанцировалась от политики, но всегда была в курсе того, что происходит в Беларуси. 

– На мою нынешнюю гражданскую активность повлияло много чего. Много факторов сошлось воедино, но основные — ситуация с коронавирусом и тяжелое экономическое положение в стране. Меня возмутило, что в Беларуси практически ничего не предпринимается ради того, чтобы каким-то образом уберечь население во время пандемии. Это просто плевок в сторону белорусов от властей. Мою семью также затронула данная ситуация. У меня есть дальние родственники с сельской местности, которые верили государственному телевидению. Они отправили свою пожилую маму, у которой были больные ноги, в больницу. В тот момент уже каронавирус широко распространился в Беларуси, но официальные СМИ уверяли, что все в порядке. Она заразилась коронавирусом во время лечения, которое можно было перенести на более благоприятное время. К сожалению, этого человека больше нет среди живых. А ведь все могло быть иначе, если бы предупредили, что есть опасность заразиться в больнице. На мой взгляд, это результат того, что население не информируют надлежащим образом.

Кроме этого, у меня есть среди родственников медики, которые работают в Буда-Кошелевском районе. Коллега моей родственницы, сотрудница «скорой помощи», умерла от ковида. В целом, как можно относиться к ситуации, когда не хотят ставить диагноз, выписывают, не долечив, а потом люди выходят на работу и фактически несут эту болезнь дальше!? Все это возмущает (меня и не только меня) до глубины души.

Почему решила поддержать Виктора Бабарико

Я решила собирать подписи за Виктора Бабарико, потому что для меня это не новый человек. До этого я знала культурные проекты, которые он инициировал. Я читала статьи и интервью, в которых он высказывался по поводу белорусской действительности, его взгляды мне были близки. И когда я услышала про его план по сбору подписей, подумала, что это может сработать. Виктор Бабарико был симпатичен мне тем, что озвучивал свежие идеи по поводу политической кампании. И, что более важно, у него есть профессиональный опыт, который позволил бы ему стать хорошим президентом. При условии победы у него есть взгляды на реформы, которые нам необходимы.

Изначально я планировала просто собрать 20 подписей у своих родственников и знакомых. Но когда я почувствовала позитивную реакцию общества, которое жаждет перемен, начала собирать больше подписей. Я сама от себя не ожидала, что меня захватит процесс. Не думала, что я стану волонтеркой. Сначала собирала подписи в Минске, а потом в течение двух дней работала и в Гомеле. Всего собрала 375 подписей. 


Процесс сбора подписей в поддержку Виктора Бабарико

Наиболее яркие впечатления от общения с подписантами

В целом людей, которые приходили подписываться за нашего кандидата, можно разделить на несколько категорий. Первая группа — сторонники Бабарико, которые приходили с документами, паспортами, знали, где организовываются пикеты.

Некоторые подписывались за всех, кроме Лукашенко. Когда наши пикеты были рядом с волонтерами Валерия Цепкало, то такие граждане подписывались за всех альтернативных. Эти люди просто выступали за перемены. Они не определились с кандидатурой конкретного претендента, но готовы были поддержать всех, кто против власти.

Были и те, которые приходили «очистить душу». Я за сбор подписей несколько раз слышала, как люди признавались, что их на работе принуждали подписываться за кандидата, которого они не хотели поддерживать. Поэтому они, для «очистки совести», специально приходили подписаться за тех, кто им на самом деле симпатичен. 


По словам девушки, особенно активны в плане поддержки альтернативных кандидатов жители столицы

«Новая оппозиция» vs предшественники

Я думаю, что можно условно разделить эти два направления. Я отношусь с глубоким уважением ко всем людям (и старой, и новой оппозиции), которые хотят перемен, выступают за законность всех процессов, которые должны быть в Беларуси. Если во главе их принципов стоят демократические принципы, как я могу относиться иначе? Почему в Беларуси целые группы населения стали вдруг интересоваться политикой? Мне кажется, сам «посыл» поменялся. Если раньше это все замыкалось на борьбе против власти одного человека и определенного круга людей, которые его окружают, то сейчас поменялись акценты. Люди осознают, что надо менять структуру. И появились лидеры, которые понимают, как провести реформы, чтобы система работала на пользу человека. Это не только борьба, это перспектива развития страны, немного другой посыл, который заставил людей шевелиться. Это скорее более цивилизованный и реформаторский путь. С другой стороны, для созревания общества нужно было время и работа «старой оппозиции». Современная активность не имела бы такого масштаба, если бы не было долгих лет борьбы наших предшественников.


Я думаю, что предшественники тоже хотели бы, чтобы все происходило по доброй воле людей, но месседж годами был такой: «Выйдем на площадь, тогда и победим» Но проблема в том, что и теперь власти себя ведут жестко, преследуют обычных граждан, которые выступают за мирный и законный путь. Это своего рода персональное неуважение к гражданину, который, не нарушая закона, пытается просто высказать свою точку зрения, чтобы его услышали. И чем дальше, тем более обидно. Чувствуешь, что твои права не защищены, не имеют никакой силы, прописаны лишь на бумаге. 

Кандидат — в изоляторе, в избиркомах — все те же

Я отношусь к репрессиям и к непрозрачности выборов негативно. Мое отношение усугубляется тем, что власти все делают неуклюже. Это словно маленький ребенок пытается соврать маме, что он, например, не писал на стене плохое слово, а весь подъезд это видел. Когда нам пытаются официальные СМИ преподнести очередную ложь, это вызывает негодование. Понятно, что белорусское общество начинает возмущаться. Я думаю, что так, как все происходило раньше, больше не будет. Возможно, перемены произойдут не конкретно 9 августа (в дату выборов), поскольку делается, как мы видим, со стороны власти все возможное, чтобы выборы прошли по тому же сценарию, что и раньше. Но резонанс в обществе показывает, что людям не все равно, что они решительно настроены на перемены. Если мы не добьемся результата в ближайшее время, то, возможно, буду переживать негативные эмоции, но вряд ли это будет депрессия. У меня же есть родственники, друзья, мы разговариваем с ними на эти темы, и я не вижу, что каждый пятый отдал подпись за Александра Лукашенко. Большая часть общества давно созрела к переменам. Назад дороги нет. 


Мікола Бянько

Флагшток


11 августа. В Гомеле продолжаются протесты.

11 августа. В Гомеле продолжаются протесты. Люди выходят на центральные улицы города. Милиция и ОМОН разгоняют мирных протестующих. На все перекрестках в центре города в вечернее время дежурит ГАИ: перекрывает подъезд к ул. Советской и пытается останавливать сигналящие машины.