Репрессий и расстрелов не было? Как гомельский прокурор переписывает историю — на примере одного рода

| Политика

На днях в Гомельском районе открыли после реконструкции мемориальный комплекс «Партизанская криничка», рядом с которым установили памятник расстрелянным мирным жителям. Здесь же захоронили их останки, обнаруженные во время раскопок в Щекотовском лесу, известном как место массовых расстрелов репрессированных. Однако все найденные останки власти приписывают жертвам не политических репрессий в СССР, а жертвам нацистов.

Более того, в прокуратуре делали заявления, противоречащие ранее доказанным историческим фактам. Чаще всего на тему раскопок в провластной прессе выступал заместитель прокурора Гомельского района Александр Шинкарев и утверждал, что «массовых репрессий в регионе не было, машинами в лес людей не возили».




В доказательство своей версии о том, что в найденных захоронениях нет жертв сталинских репрессий, Шинкарев говорил:

«Конечно, до войны были смертные приговоры. Но выносили их чаще военным, а не пожилым мужчинам и женщинам».

Это также полностью противоречит многочисленным исторических данным. В подтверждении официальной версии в прессе выступал и замдиректора областного музея военной славы Константин Мищенко. По его словам, «пока найдены останки 400 человек, такого количества репрессированных у нас не было, да и чаще под расстрельные статьи попадали мужчины — а в лесу возле Гомеля находят много женских костей».

По открытым источникам Флагшток изучил дело о якобы действовавшей на территории Чечерского района контрреволюционной группы (ее участники впоследствии были реабилитированы). Только лишь по одному этому делу в 1938 году были расстреляны и сосланы в лагеря десятки человек — как мужчин (крестьян, а не военных), так и женщин.




«Арестованных со всех деревень свозили в Чечерскую ратушу. В ее дворе, за металлическими воротами, под открытым небом сделали перевалочный пункт. Потом стали перевозить в Гомельский НКВД. Там проводились пытки и допросы. Оттуда повезли: кого — на расстрел под Белицу, кого — на железную дорогу, в лагеря. Место расстрела мне показала на карте Мария Ивановна. Она там была в 1994 году, когда открыли архивы, и люди стали интересоваться судьбой своих близких. Там рядом с деревней большой ров. Это за Новобелицей», — описывает Нина Гулевич, внучка расстрелянного Павла Гулевича.

Она попыталась добиться правды о судьбе своего деда в УКГБ по Гомельской области и подробно рассказала о том, что удалось узнать, что от нее скрыли наследователи чекистов, и как они объясняли те страшные репрессии:

«Нельзя: получить ксерокопию дела, фотокопию дела, фотографировать (даже фрагменты, даже на камеру мобильного телефона), начитывать на диктофон, получать «Дело» каким-то другим техническим образом, читать «Дело» в тех местах (в т.ч. и доносы), где хочешь ты. Можно: задавать вопросы (получая на них, в основном ответ, «Время было такое»), переписывать заинтересовавшие фрагменты от руки в тетрадку, предварительно получив разрешение на ваш мотивированный интерес, читать те материалы, которые заложены закладками и с которыми вас посчитали нужными ознакомить».

Нина Гулевич приводит список жертв по сфабрикованным делам только лишь в своем роду. Помимо сосланных в лагеря, это расстрелянные:

  • Гулевич Анна Иосифовна. Родилась 12 апреля 1894 года в Люблинском воеводстве, Польша. Жила в Гомеле, работала дворником в общежитии. Арестована 10 ноября 1937 г. Постановлением Комиссии НКВД СССР и прокурора СССР от 9 декабря 1937 г. приговорена к высшей мере наказания. Расстреляна 19 января 1938 г. в Гомеле.
  • Гулевич Александр Иванович. Родился в 1907 г. Перед арестом, вероятно, проживал в Туле. Расстрелян 26 января 1938 г.
  • Гулевич Казимир Петрович. Родился в 1897 г., колхозник. Арестован 26 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян.
  • Гулевич Кузьма Амбросович. Родился в 1898 г., единоличник. Арестован 29 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 19 ноября 1938 г.
  • Гулевич Иван Игнатьевич. Родился в 1910 г., колхозник. Арестованный 9 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 9 октября 1938 г.
  • Гулевич Николай Васильевич. Родился в 1887 г., единоличник. Арестован 26 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 19 ноября 1938 г.
  • Гулевич Павел Иванович. Родился в 1885 г., колхозник. Арестован 31 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 28 ноября 1938 г.
  • Гулевич Станислав Францевич. Родился в 1900 г., колхозник. Арестован 10 августа 1938 г., приговорен к высшей мере наказания. Расстрелян 19 октября 1938 г.




Также добавим, что в каждом районе Гомельской области есть книги «Память», в которых опубликованы огромные списки репрессированных людей, многие из них — расстреляны. На вопрос, где — власти ответа не дают.




Очевидно, что опубличивать данные о репрессиях не с руки нынешнему режиму, в идеологии которого есть курс на восхваление советского прошлого и очернение всего западного. Поэтому жертв коммунистического террора (методы которого переняли и нынешние беларусские силовики) выгоднее выдавать за убитых нацистами в рамках «политического» дела о «геноциде беларусского народа».

Кстати, к ByPol попал архив КГБ с информацией о беларусах, репрессированных во времена СССР. В нем тысячи фамилий, сейчас ведется работа по структуризации информации архива, чтобы открыть к нему доступ всем желающим.

«Искренне хочу продолжить службу». Гомельская судья попросилась в КГБ, но ее не взяли

| Политика | 0

Во время работы в суде Советского района Елена Шайн выносила обвинительные постановления по политически мотивированным делам, но запомнилась и одним справедливым решением.