Мурал Константину Рокоссовскому в Новобелице как предвестник музея белорусской шляхты

| Гісторыя

В Новобелицком районе Гомеля полным ходом идёт оформление очередного городского мурала – огромного граффити, с изображением человека, внёсшего большой вклад в историю нашего города. На этот раз настенный образ посвящён Константину Константиновичу Рокоссовскому – маршалу Советского Союза (1944), маршалу Польской народной республики (1949), дважды Герою Советского союза (1944, 1945), руководителю Парада Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 г., почётному гражданину города Гомеля.  


Константин Рокоссовский в годы ІІ Мировой войны

Именно под руководством этого военачальника войска Беларуского фронта 26 ноября 1943 г. освободили наш город – первый областной центр Беларуси. В течение более четырёх месяцев небольшой гомельский дом на улице Одесской, 61 был штабом Беларуского (с февраля 1944 г. – 1-го Беларуского) фронта. В память об этих событиях решением Гомельского Горисполкома № 380 от 12.11.1957 г. улица Одесская была переименована в улицу имени Рокоссовского, а на здании, где размещался штаб, была установлена мраморная доска.

Уже краткое перечисление только этих достижений показывает, что Константин Рокоссовский – личность чрезвычайно яркая и незаурядная, и для памяти нашего города очень важная. Именно это и послужило причиной увековечения его образа на здании города. Пересказывать общеизвестные факты его биографии тут не имеет особого смысла. Однако хотелось бы обратить внимание читателей на другую, не менее интересную сторону личности этого человека: мало кто знает, что маршал Рокоссовский имеет польско-беларуские шляхетские корни.


Константин Рокоссовский с семьей

Константин Рокоссовский родился в декабре 1894 г. в Варшаве (по официальной версии в 1896 г., но это, очевидно, глубоко укоренившаяся ошибка, так как в августе 1896 г. родилась его сестра Гелена). В многонациональном Советском Союзе (как и ранее в Российской империи), где официально декларировалось «мирное и счастливое проживание более сотни разных народов и национальностей», для публичного человека афишировать своё польское (а также еврейское, крымско-татарское и другое «нерусское») происхождение являлось негласным моветоном. Поэтому если в 1920 г. в автобиографии Константин Рокоссовский местом своего рождения ещё указывал г. Варшаву, то в конце 1945 г. в своей официальной биографии он указал местом рождения уже город Великие Луки в Псковской области. По той же причине отчество «Ксавериевич» ещё в период Первой мировой войны у будущего маршала приобрело более «русский» вид и стало «Константинович», а фамилия стала писаться через двойное «с» – «Рокоссовский» вместо первоначального «Rokosowski».


Партбилет члена Центрального комитета Польской объединенной рабочей партии – аналог КПСС в Польской Народной Республике

Как подчёркивают российские авторы, отцом Константина Рокоссовского был «поляк-машинист Ксаверий Рокоссовский и русская учительница Антонина Овсянникова». При этом российских авторов абсолютно не смущает, что в конце ХIХ века (!!) «русская учительница», а значит автоматически православная, носит типичное католическое имя и выходит замуж за поляка-католика, с которым переезжает в Варшаву. Нужно понимать, что это не ХХІ век, когда вопросы вероисповедания мало кого волнуют – это Российская империя ХІХ века, в которой переход в другое вероисповедание без официального разрешения уровня не ниже Священного синода, а то и императора, мог вызвать огромные проблемы, вплоть до тюремного заключения. Те же российские авторы сообщают, что «Интересный факт, о котором никогда не упоминалось в советское время: мать и отец Рокоссовского были дворянского происхождения. Антонина Овсянникова была родом из обедневших мелкопоместных русских дворян, а отец принадлежал к очень знатному и старинному, известному с 15 века, роду польских аристократов». И если с отцом тут всё очевидно, то про мать будущего маршала авторы соседней страны традиционно умалчивают, что Антонина Овсянникова родилась в Телеханах – современный посёлок в Ивацевичском районе Брестской области, между Пинском и Ивацевичами, а «обедневшие мелкопоместные русские дворяне» – это, судя по всему, типичный беларуский шляхетский род, корни которого уходят в выданные великими князьями литовскими привилеи и земли где-то так в XVI – XVII веках. «Русского» у Антонины Овсянниковой было только то, что она была учительницей русского языка и литературы – другие в школах того времени и не преподавали (греческие, латинские, немецкие, французские в расчёт не берутся).


Константин Рокоссовский и Георгий Жуков 

Шляхетское польское происхождение отца Константина Рокоссовского настолько очевидно, что никто из современных авторов его и не оспаривает. Согласно анкетным данным самого Рокоссовского, его отец Ксаверий Юзефович Рокоссовский (1853 – 1902) был рабочим-машинистом на Риго-Орловской, позже на Варшавско-Венской железной дороге. Исследования последнего времени показали, что отец был ревизором Варшавской железной дороги и происходил из польского шляхетского рода Рокосовских, пользовавшихся вариантом герба Гляубич (Glaubicz).


Шляхетский герб «Гляубич» («Glaubicz») польского рода Рокосовских: разделённый надвое щит, в верхнем части которого птица на серебряном поле, в нижней – на голубом поле золотая корона, а под ней золотая рыба.


Согласно историко-генеалогическим данным, с XV века роду Рокосовских принадлежало селение Рокосово в современном Великопольском воеводстве (недалеко от Познани). Прадед будущего маршала – Юзеф Рокосовский, был подпоручиком 2-го уланского полка Герцогства Варшавского, участвовал в войне 1812 года в составе польского корпуса Юзефа Понятовского на стороне … Наполеона! Да-да! Некоторым современникам будет тяжело принять тот факт, что далеко не все предки современных героев воевали исключительно на стороне Российской империи! И даже очень часто именно на противоположной стороне! В этом, в принципе, нет ничего удивительного, учитывая объявленные намерения Наполеона восстановить Речь Посполитую – то самое родное государство польско-беларуско-литовских шляхтичей, территория которого была разделена и оккупирована в результате трёх разделов в конце XVIII века, в том числе и Российской империей. Были среди предков Константина Рокосовского и многие другие видные государственные и военные деятели Польского королевства – ротмистры, старосты, послы сеймов и т.д. В период Российской империи часть представителей рода Рокосовских подтвердила своё шляхетство и официально вошла в состав российского дворянства, часть не подтвердила (не подавали документы, в силу, в первую очередь, финансовых причин).

История с появлением в нашем городе мурала с портретом маршала Константина Рокоссовского вызывает двоякие чувства (не затрагивая саму личность героического маршала).



Процесс создания мурала Константина Рокоссовского в Новобелице

Дело в том, что «полотном» для размещения мурала служит торцевая стена высокой новостройки по ул. Ильича, 106. Однако ещё год назад, на месте этого 11-этажного здания размещалось совершенно другое сооружение: прекрасно сохранившийся образец архитектуры конца 1930-х гг. в стиле постконструктивизма – кирпичный трёхсекционный трёхэтажный жилой дом для работников военной части (которая располагалась восточнее улицы Ильича, на территории прилегающей к современному 35-му микрорайону). Это здание успешно пережило события Второй мировой войны и после её окончания тут разместился корпус больницы для ветеранов войны. После перевода последней в новое здание, старое долгое время стояло неэксплуатируемым.

Уже в наши дни местные жители старшего поколения писали письма в разные органы власти с просьбой сохранить это здание, включить его в Государственный список историко-культурных ценностей Беларуси. Но их просьба была проигнорирована и в прошлом году здание было снесено, а на его месте возведена та самая современная многоэтажка. Таким образом, складывается парадоксальная, но абсолютно типичная для Гомеля, ситуация – в городе спокойно сносятся реальные исторические объекты, памятники о войне, об истории нашего города, но вместо них память о войне и её героях пытаются привить через создание недолговечных муралов на совершенно новых городских зданиях. И это далеко не единственный пример в нашем Гомеле. Достаточно вспомнить уничтожение в 2016 году каменной стены-брандмауэра с патриотическими лозунгами лета 1941 г., которая размещалась на улице Плеханова.

По диагонали, напротив дома №106, находится ещё одно кирпичное трёхэтажное здание, в своё время также относившееся к военной части – ул. Ильича, 161. На фасаде этого здания сохранились рельефная звезда и дата постройки – «1936 г.». Этому зданию повезло намного больше – оно несколько лет назад было прекрасно отреставрировано и сейчас в нём размещается Детская школа искусств № 6. Очевидно, что также можно было поступить и со зданием по Ильича,106, но местные власти традиционно выбрали наиболее простой и дешёвый способ – снос …

С другой стороны, размещение на стене здания, на одном из главных въездов в город, огромного портрета реального потомственного польского шляхтича, хоть и в контексте событий середины ХХ века, возвращает само явление «шляхта», «шляхетство», «шляхетская культура» в исторический дискурс Гомеля и Гомельщины, как неотъемлемой части истории Беларуси, Великого княжества Литовского и Речи Посполитой. Конечно, сейчас нам трудно говорить о том, насколько чувствовал свои шляхетские корни сам Константин Рокоссовский – уже даже в начале ХХ века бывшие шляхетские регалии и гербы отошли далеко на задний план, уступив место личностным качествам и собственным достижениям, а в Советском Союзе их наличие вообще было в прямом смысле угрозой для жизни (стоит вспомнить сколько невинных людей было убито большевиками только за «принадлежность к дворянскому сословию»). Но, как говорится, гены (точнее – внутреннюю культуру) пальцем не задавишь. И можно не сомневаться в действительной шляхетскости всей внутренней культуры К.К. Рокоссовского – достаточно почитать воспоминания современников о нём как о личности, чтобы убедится в этом.


Маршал Рокоссовский принимает парад Победы в Москве 

К концу XVIII века (ко времени раздела Речи Посполитой) шляхетское сословие представляло собой широкий и разнообразный спектр населения нашего государства, от мелких безземельных шляхтичей, нанимавшихся на службу к более богатым, до магнатов-латифундистов уровня Радзивилллов, Сапег, Огинских и других. В преддверии включения Беларуси в состав Российской империи, шляхта на наших землях составляла около 10-15% всего населения (в то время как в России дворянство составляло около 3% всего населения). Будучи лично свободным, владея определёнными землями и денежными средствами, даже после вхождения в состав Российской империи, беларуская шляхта оказывала огромное влияние на развитие местной экономики, культуры и истории, многие из них достигли значительных успехов на государственных должностях (участник русско-турецкой и русско-японской войн генерал С.И. Езерский и др.).

Большое количество поселений шляхты возникло ещё в эпоху позднего средневековья на восточных границах ВКЛ и Речи Посполитой, где они были не только потомственными земельными владельцами, получившими свои земли за военную службу великому князю и королю, но и реальными пограничными войсками, размещавшимися на рубеже с опасным и коварным противником – Московским государством. Среди нескольких сотен шляхетских поселений на территории Гомельщины можно упомянуть хотя бы Плёсы шляхтичей Плесских, Новые Терешковичи Климовичей в Гомельском районе, Старые и Новые Громыки шляхтичей Громык, Светиловичи Шелют, Ухово Дробышевских, Глуховка Езерских, Хальч Халецких в Ветковском районе, а также многие-многие другие, предки которых проживали на этой территории с XV – XVII веков.

За несколько столетий эта часть местного населения сформировала, а зачастую и сохранила до начала ХХІ века, свою особую неповторимую культуру, интегрированную, в общебеларускую, но при этом значительно отличающуюся от местной «мужицкой» культуры. К сожалению, эта уникальная и неотъемлемая часть беларуской культуры в нашей стране мало изучена, а на материалах Гомельской области вообще не исследована и представляет собой абсолютную «terra incognita». Хочется надеяться, что создание в нашем городе мурала успешного потомственного польского шляхтича Константина Рокоссовского, вместе с памятником не менее известному уроженцу нашего края, также потомственному шляхтичу Андрею Громыко, станут теми отправными точками, которые подтолкнут исследователей к изучению темы истории, культуры и этнографии местных шляхецких родов и их поселений.


Konstanty Rokossowski в польском мундире 

Учитывая, что в конце XVIII века около 10-15% населения Беларуси составляли представители шляхтского сословия, их потомками в той или иной степени очевидно является значительная часть жителей нашей страны и нашей области. А это не менее увлекательный фрагмент нашей общей культуры и истории, со своими яркими особенностями, правилами поведения и персонажами, чем традиционная крестьянская беларуская или культура ветковских старообрядцев. Эта тема могла бы стать ещё одной туристической особенностью нашего региона. По большому счёту, при правильной постановке организационно-исследовательской работы, фактически в любом районе на территории востока Гомельской и Могилёвской областей, можно было бы создать своеобразный и неповторимый Музей беларуской шляхты. Вопрос только в том, кто и где первым это сделает. Но это, как говорится, уже совсем другая история…

Маликов Евгений,

историк, кандидат искусствоведения

Флагшток

При подготовке материала использовались фотодокументы, опубликованные в паблике Konstanty Rokossowski / Константин Рокоссовский



У старым доме ў цэнтры Гомеля знойдзены «скарб» старых прадметаў

| Гісторыя

У пабліку «Пошукі старога Гомеля» апублікаваныя фотаздымкі нечаканых знаходак, якія былі знойдзеныя ў драўлянай сядзібе Гомеля. Краязнаўцы распавялі пра былых гаспадароў дома і знойдзеныя ў будынку рэчы.

Сослали на Колыму из-за письма родственникам в Западную Беларусь. В Гомеле снимают документальное кино о сталинских репрессиях

| Гісторыя

В Гомеле начались съемки документальных фильмов о сталинских репрессиях. В рамках кампании «Забітыя і забытыя» готовится цикл из четырех фильмов с историями жителей города и области.

«80 год не было да гэтай тэмы ніякай справы, а тут успомнілі». Гiсторык расказаў, што стаiць за спробамi знайсцi новыя месцы пахаванняў

| Гісторыя

Генеральная пракуратура абвесцiла пошук iнфармацыi аб месцах пахавання ахвяр вайны. Гомельскi гiсторык, кандыдат мастацтвазнаўства Яўген Малiкаў займаецца вывучэннем месцаў былых гістарычных могілак і пахаванняў на тэрыторыі Гомеля на працягу ўжо амаль двух дзясяткаў гадоў. Ён выказаў сваё меркаванне Флагштоку, што стаiць за новымi спробамi адшукаць вінаватых і знайсцi новыя месцы пахаванняў.

«Кіраўнік калгаса прыскакаў ды разагнаў удзельніц шэсця бізуном». Як на Гомельшчыне адраджаецца старажытны абрад

| Гісторыя

На другі дзень пасля Вялікадня ў вёсках Гадзічава ды Маркавічы Гомельскага раёна праводзяць абрад «Ваджэнне Сулы». Адроджаны ў 2007 годзе абрад традыцыйна збірае вялікую колькасць моладдзі, якая не дае традыцыям продкаў згаснуць назаўжды.

Краязнаўцы знайшлі ўнікальныя фота пабудовы маста праз Сож

| Гісторыя

Краязнаўцы з гомельскага гістарычнага пабліка «Пошукі старога Гомеля» знайшлі фотаздымкі будоўлі маста праз Сож. Здымкі з электроннага архіву Дзяржаўнага музея гісторыі Санкт-Пецярбургу. У апісанні файла паметка з пытальнікам: «1880-я гады?»